Выступление на VII Гиппократовском форуме прот. Игоря Аксёнова с предложением программы воспитания целомудрия среди подростков до вступления в брак вызвало активное обсуждение в средствах массовой информации.

 

Предлагаем вашему вниманию интервью секретаря Выборгской епархии протоиерея Игоря Аксёнова, данное интернет-изданию "Фонтанка.ру". Интерес к теме подросткового целомудрия возник после выступления священника на VII Гиппократовском медицинском форуме в Москве. О том, как современных подростков будут убеждать хранить себя до брака и почему «кольцо целомудрия» надежнее секс-просвета, Игорь Аксенов рассказал в интервью «Фонтанке».

— Батюшка, ваше выступление на Международном Гиппократовском медицинском форуме вызвало большой резонанс. Все цитируют в основном ту часть, где вы предлагаете распространить в подростковой среде субкультуру воздержания до брака и футболки и кольца целомудрия. Но, вероятно, это очень поверхностный пересказ?

— Прежде всего, нужно понимать причину этого предложения. Начнем с того, что у нас в стране сейчас слишком большое количество разводов. Речь идет о глубоком социальном кризисе семейного института. А гражданские браки, которые не зарегистрированы, в среднем по статистике держатся около пяти лет, после чего распадаются. В итоге дети растут в неполных семьях. В 2023 году в России на 146,5 миллиона человек было 624,5 тысячи разводов. В 1913 году по всей Российской империи на 98,5 миллиона человек был оформлен только 3791 развод. То есть соотношение количества разводов к численности населения за 110 лет с 1913 года увеличилось в 112 раз.
— Но в 1913 году разводы в принципе были запрещены, их очень сложно было оформлять.
— Да, это так. Но если человек хотел развестись, то он и тогда мог это сделать. Конечно, это было не так просто, как сейчас: подал заявление и развелся. Просто сам по себе факт налицо: количество разводов у нас огромное.

При этом надо заметить, что количество детей, родившихся в России вне зарегистрированного брака, в 70-е годы ХХ века составляло 11%. С середины 80-х годов оно выросло до 30%, а в 2022 году немножко снизилось. Но всё равно это до 23% от общего числа родившихся. То есть 297 тысяч детей в 2022 году родились вне брака.

Я изучал исследования американских ученых, которые пишут, что есть прямая корреляция между временем, сколько держится брак, и возрастом, в котором респонденты начали свою половую жизнь. Статистика такая: среди девушек, начавших заниматься сексом в подростковом возрасте с 13 до 16 лет, 31% разводится уже в течение первых 5 лет после свадьбы. А до 10 лет брак сохраняют не более половины опрошенных. А те, кто не спешил расстаться с невинностью, показали вдвое меньший процент разводов: 15% и 27% соответственно. Такое исследование было проведено в штате Вирджиния в рамках проекта по брачным взаимоотношениям.

— А почему вы опираетесь именно на американские источники?

— Наши геополитические противники огромное внимание уделяют семье. Конечно, там есть те, кто выступает за сокращение народонаселения. Но огромное количество институтов работает над укреплением семьи и повышением рождаемости. Так, в университете штата Вирджиния следующая закономерность была выведена: 55% замужних женщин, которые до свадьбы не имели интимных отношений вовсе или ограничивались будущим мужем, довольны своим браком. А среди тех, кто имел не менее двух партнеров, процент счастливых жен снижается до 42%. А женщины, которые до свадьбы имели отношения с десятью и более мужчинами, бывают счастливы в браке только в 22% случаев. 

— Это может быть связано с тем, что женщине есть с чем сравнивать и она начинает выбирать мужчину получше?

— Да, безусловно. Дело в том, что сейчас происходит сдвиг в семейных отношениях в сторону получения удовольствия. Причем удовольствия чисто плотского. Если плотского удовольствия нет или оно не соответствует ожиданиям, то, как правило, брак распадается. И совсем нет духовной составляющей, которая включает единство душ, уважение супруга, преданность, любовь именно к личности, потому что личность духовна, не материальна. А они смотрят на супруга как на объект, который может принести удовлетворение. По сути, супруг или супруга становятся предметом потребления, таким же, как мясо, мороженое или кофе. И когда этот предмет потребления тебя не удовлетворяет, ты его заменяешь. Поэтому мы сталкиваемся с разводами, когда в кризисе среднего возраста, где-то в 45 лет, мужчины начинают менять жизнь и жен.

— Так, судя по всему, потребительское отношение свойственно как раз мужчинам, а не женщинам.

— В какой-то степени я с вами соглашусь. Но все равно проблема существует. Соответственно, когда мужчина не видит в супруге личность и качество удовольствия для него снижается, он меняет этот объект своего потребления.

Это, конечно, не любовь. Любовь — это всегда отдавание себя, а не потребление другого. Когда молодежь говорит о любви к кому-то, это не значит, что он или она любит другого как личность. Они любят свои плотские ощущения, связанные с присутствием в жизни другого человека. Это может быть и психическое удовольствие. Например, самая красивая девочка или мальчик в классе со мной, а не с кем-то другим. Когда такие дети вырастают, потребительское отношение сохраняется. Многие так и говорят: я люблю супругу, потому что она такой борщ варит, просто не оторваться.

— А почему считается, что это напрямую связано с ранним началом половой жизни? Ведь потребительское отношение в голове, а не, извините, в половых органах.

— Люди — духовно-телесные существа. Мы не можем взять и отделить нашу душу от тела, пока живем. По этой причине ранняя половая жизнь среди подростков приводит к тому, что они не успевают узнать, что такое любовь. А у них уже все в жизни было, но в искаженном в сторону плотской составляющей форме. И они так и не узнают, что есть любовь к личности. Примеры, которые они видят в кинематографе, тоже об этом не говорят. И им непонятны любовные переживания героев литературы века XIX или Серебряного века. Из-за чего переживать? Для современных подростков все сводится к получению удовольствия. Любовь — одно из высших проявлений нашей жизни. Но надо, чтобы ребёнок, человек созрел для любви. Мы же нашим детям не даём ключи от автомобиля или доступ к семейным финансам, пока они не вырастут. Прежде всего человек должен научиться владеть собой, своими духовно-телесными силами. Иначе из чисто полового влечения он может вступить в неудачный брак, в котором появятся дети. А потом: «Господи, на ком я женился» или «За кого я вышла замуж»? Брак расторгается, дети остаются без одного из родителей.

— Но такой неудачный брак может случиться и у двух целомудренных людей.

— Но такая вероятность гораздо ниже. Речь о том, чтобы воспитать понимание: брак — это не легализация получения сексуального удовольствия. Брак — это прежде всего единство душ и семья, в которой плодом твоей любви становятся дети. Речь не о том, чтобы стимулировать рождение как можно большего количества детей. В браках целомудренных людей детей и так рождается много, потому что супруги хотят детей. А те, кто привык получать удовольствие, родят одного ребенка и больше не хотят. Потому что растить детей трудно. Отсюда такие явления, как чайлдфри.

В 2014 году была выпущена коллективная монография «Медико-социальные проблемы воспитания подростков» Научного центра здоровья детей Российской академии медицинских наук. Там приводятся такие данные: в 1975 году доля девушек, чей дебют в половой жизни состоялся в 15 лет и ранее, официально составляла 3,7%. В 80-м — 10%, в 90-м — 33%. А в 2014 году был уже 41% девушек, которые к 15 годам потеряли девственность.

При этом каждая пятая из них, то есть 8% от общего числа, лишилась невинности еще до 13 лет.

— А по юношам есть такая статистика?

— К сожалению, посложнее. Но я думаю, она такая же ужасная.

— А почему с юношами посложнее?

— Этот вопрос надо задавать специалистам Российской академии медицинских наук, которые приводят вот эти данные. Мне как священнику сложно проводить научные исследования с опросом большого числа респондентов, и я пользуюсь теми данными, которые предоставляют ученые. Именно на основании этих данных я и предложил внедрить междисциплинарную программу по воспитанию подросткового целомудрия до вступления в брак. И такая программа должна обучать социальным, психологическим и физическим преимуществам, обретаемым путем воздержания от половой жизни до брака. В первую очередь тому, что такое воздержание — норма для всех детей в школьном возрасте.

Вот мы сейчас часто говорим о проблеме педофилии. Во многом она связана с тем, что у детей нет понимания такого рода опасности. Дети могут сами увлекаться какими-то разговорами на эту тему в Интернете. А если бы у них был твёрдый барьер, они бы даже не вступали в такое общение. 

— То есть дети сами провоцируют педофилов?

— Нет, они не то что провоцируют, но вступают в Интернете в общение на эту тему. Ребенок, у которого есть барьер, не станет поддерживать беседу, в которой у него просят, например, обнаженный снимок.

— А в чем будет содержание программы обучения целомудрию?

— Учить воздержанию от половой жизни — единственный надежный способ избежать не только этого, но и нежелательной беременности, последующих абортов и проблем с зачатием во взрослом возрасте. Надо учить, что внебрачная половая жизнь пагубно сказывается на психологическом и физическом здоровье, что рождение ребенка вне брака осложняет такому ребенку его будущую жизнь. Также эта программа должна учить молодых людей, как отвергать сексуальные домогательства, а также тому, что употребление алкоголя и наркотиков повышает уязвимость к таким домогательствам.

Также мы постараемся целесообразно организовать молодежное движение за целомудрие до вступления в брак, ввести в старших классах занятия по этому направлению. Например, в католической церкви на Западе более двух миллионов подростков уже дали обеты целомудрия до вступления в брак. У них это очень торжественные мероприятия. Это целая культура, которая распространяется и на неверующих. Такие обеты целомудрия молодежь иногда дает и на рок-фестивалях.

— Получается, мы будем копировать западный опыт с обетами, кольцами и футболками целомудрия?

— Я опираюсь именно на нашу проблематику и предлагаю внести в эту программу те пункты, которые подойдут для наших школьников, старшеклассников и студентов. У нас же есть молодежные движения, созданные на общегосударственном уровне.

— «Движение первых»?

— Да, и другие тоже. На базе этих движений было бы правильно включать вот эту составляющую сохранения целомудрия до брака. Что это даст? Прежде всего, это нацелит молодых людей на создание семьи. И они на будущего спутника жизни будут смотреть не как на временного партнера, а как на супруга или супругу на всю жизнь. И будут обращать внимание не только на телесную привлекательность, но и на душевные качества.

На Гиппократовском форуме передо мной выступал академик Олег Иванович Аполихин. Он обращал внимание на то, что беспорядочные половые связи среди подростков катастрофически сказываются на их способности к деторождению. Он говорил именно о мальчиках. Так вот, беспорядочные связи, даже если не приводят к венерическим заболеваниям, связаны с обменом биотой. И если таких обменов происходит очень много, это сильно сказывается на здоровье людей.

— Что значит — обмен биотой?

— Вы наверняка в курсе, что в нашем теле живет огромное количество вирусов, бактерий и микробов. На порядок больше, чем клеток нашего собственного тела. Работа нашего организма связана с этой микробиотой. Мы не сможем переваривать пищу без определенных бактерий в желудке. Микробиота помогает нашему организму существовать. И у нас у всех она отличается. Поэтому беспорядочные половые связи резко негативно сказываются на будущей фертильности. Всплеск обращений к экстракорпоральному оплодотворению и другим вспомогательным репродуктивным технологиям во многом связан с очень плохим здоровьем молодых людей, причем не только девушек, но и юношей. И это — важная причина сохранять целомудрие до брака.

— Как вы считаете, в каком возрасте оптимально вступать в брак людям в нашей стране?

— Вы знаете, наша страна очень многонациональна. Допустим, для жителей Северо-Запада, как мне представляется, оптимальный возраст вступления в брак для девушек — 18−22 года, для юношей — 24–28 лет. В южных республиках возраст может снижаться в связи с культурными традициями и более ранним созреванием организмов.

Но вопрос ведь не в возрасте, а именно в сохранении целомудрия до вступления в брак. Я на своем опыте вижу большую пользу от этого. Например, у меня в алтаре третий священник имеет пятерых детей, его матушка воспитывалась в нашем же храме. Оба супруга имеют высшее образование, он ФИНЭК и богословский факультет Свято-Тихоновского университета окончил, она — специалист по древним языкам. А в семье диакона тоже пятого ребенка ждут. В семье псаломщика — четверо детей. Семьи очень крепкие, и при этом это молодые современные семьи.

— Общемировая тенденция сейчас — вступать в брак, когда оба супруга уже получили образование и устроились на работу. То есть понимают, на что будут содержать семью. А целомудренные браки, как правило, ранние. Как жениться людям, которые еще не могут себя обеспечить?

— Во-первых, государство сегодня оказывает очень большую поддержку молодым семьям. Это и материнский капитал, и ипотечные программы. Плюс к этому в любой семье родители всегда поддерживают своих детей. Сразу после школы обязательно окончить институт — это стереотип, сохранившийся с советского времени. Дети, которые получают высшее образование сразу после школы, как правило, еще не понимают, где бы хотели реализовать себя. Сейчас есть много возможностей, чтобы после окончания школы сначала поработать, получить специальное образование, а потом, когда ты уже сориентируешься в жизни, идти получать высшее.

— Но это же гораздо сложнее, надо заново ЕГЭ сдавать.

— Не согласен. Я преподаю в Русской христианство-гуманитарной академии имени Достоевского. И я вижу, что у вчерашних школьников отношение к учебе гораздо более легкомысленное, чем у тех, кто пришел учиться в сознательном возрасте.

— РХГА — частный вуз. То есть там студенты учатся только на коммерческой основе?

— Нет, там есть и бюджетные места. Я считаю, нет ничего страшного, если молодой человек после школы получит специальность, сможет содержать семью, а затем повысит свою квалификацию и получит высшее образование. И у него не будет каких-то колебаний, поиска бесконечных удовольствий, желания в кафешку пойти или на дискотеку каждый вечер. У наших подростков такая молодость, знаете, бывает затягивается до 30 лет и старше. И все никак они не могут повзрослеть. Если вы посмотрите на биографии людей, которые возглавляют очень серьезные государственные компании, вы увидите, что среди них многие начинали именно с получения специальности, а уже потом получали высшее образование и вырастали до генеральных директоров.

Сегодня молодые люди ставят для себя ложные цели, гоняются за иллюзией блага, но не за подлинным благом. Есть примитивные иллюзии блага: алкоголь, наркотики, ранний секс. А есть и более сложные: карьера или высокая должность. А для женщины, с моей точки зрения, вообще сложно говорить о счастье, если у нее нет твердой опоры в лице любящего мужа и нет детей. Она может быть кем угодно, хоть гендиректором, хоть Госдуму возглавлять, но не будет счастлива без крепкой семьи и любящего мужа. И у современных детей нет ощущения полноты жизни, нет ощущения достижения собственного блага. Они дезориентированы, из-за этого и подростковые суициды, и ранняя половая жизнь. Если бы у вас была дочь, вы бы захотели, чтобы она в 15 лет занялась сексом?

— Я на своем опыте знаю, как маленькие симпатичные дети превращаются во вредных неуправляемых подростков. От подростка увещеваниями, запретами или контролем ничего не добьешься.

— Вот поэтому я и говорю не о запретах, а о формировании молодежной субкультуры.

— Разве можно субкультуру сформировать искусственно?

— У нас есть молодежные и волонтерские движения, которые пользуются популярностью у молодежи.

— Но волонтёрское движение и субкультура — это разные вещи.

— Опять же, есть опыт у наших геополитических противников. И у них очень хорошие результаты, в частности в штате Колумбия. Там в результате воспитания целомудрия снизилось число подростковых беременностей.

— Но разве грамотным секс-просветом — хотя это, наверное, сегодня практически ругательное слово, нельзя снизить число подростковых беременностей?

— Нет. Если идет ориентация на получение удовольствия, то подростки не будут пользоваться презервативом. Они эгоисты. Допустим, даже если девушка скажет: «Вот, надень, пожалуйста, презерватив» — он просто не возьмет и сделает это, как он хочет. К тому же академик Аполихин приводит данные о том, что сами по себе презервативы даже венерические заболевания не предотвращают на 100%, а только на 40−60% по статистике.

— Подростки и вправду эгоисты. Им надо, чтобы за ГТО или за участие в волонтерских движениях им давали, например, дополнительные баллы для поступления в вуз. За ношение кольца целомудрия баллы будут?

— Нет, такие дополнительные стимулы излишни. Достаточно объяснять, что им даст в жизни воздержание до брака: здоровье, семью, детей. Когда с подростками говоришь на эту тему, сначала кто-то хихикает, а потом все относятся к таким разговорам очень серьезно. Подростки задумываются о будущем. Все хотят быть счастливыми. В своем рационализме они уже строят карьеру со школы. Но ведь и семья, и воздержание до брака — это тоже часть карьеры. Наша задача — научить молодого человека владеть своей собственной духовно-телесной природой.

У нас есть такие же биологические потребности, как и у животных. Но мы их реализуем не в соответствии с инстинктами, а в соответствии с духовным идеалом. Если, допустим, у лисицы возникает природная потребность что-то съесть, чтобы подкрепить себя на клеточном уровне. Она видит зайца и не размышляет, что заяц краснокнижный, белый, пушистый или что заяц — ветеран леса. Она его ест. А человек, к примеру, ведь не отбирает бутерброд у школьника, если он голоден, потому что это безнравственно. Мы как личности свободны в отношении собственной природы. И свою потребность в продолжении рода мы так же, как и потребность в пище, реализуем в соответствии с определенным идеалом. Этот идеал может быть сформирован литературой Серебряного века, а может быть сформирован журналом «Плейбой».

Вот об этом и речь — надо сформировать у молодежи правильный идеал реализации природных потребностей. Успехи в жизни ведь очень тесно связаны с семейным успехом. Те, кто разводятся, как правило, потом имеют неудачи и в своей карьерной жизни, связанные с разделом имущества в бизнесе или с потерей уважения к человеку в политической жизни. Вот у вас есть супруг?

— Я в разводе.

— И вас это печалит?

— Печалит, безусловно.

— А вы бы хотели, чтобы ваши дети тоже развелись? Но почему же вы тогда говорите, что это может быть нормой? Это все-таки трагедия. Лучше бы этого в жизни не было. Для защиты от болезней мы соблюдаем рекомендации врачей. А почему бы не соблюдать рекомендации духовных врачей, какими являются священники? Мы ведь не от своего имени говорим, мы говорим от опыта Церкви. Светские государства и империи появлялись и исчезали, а Церковь в ее ветхозаветном и новозаветном периоде уже 6000 лет существует. И все нормы нравственности одинаковы. В духовном смысле мы все те же люди, что и тысячи лет назад. И, как и до Рождества Христова, для нас важна семья.

— Но практика же показывает, что семьи разваливаются не от того, что кто-то рано начал половую жизнь, а от того, что люди не могут договориться между собой.

— Поэтому я в самом начале вам привел статистику ученых из университета Айовы, которая показывает, что девушки, начавшие заниматься сексом в подростковом возрасте, чаще разводятся в течение первых 5 лет после свадьбы. Опыт половых отношений со многими партнерами развращает душу и не позволяет человеку достигать собственного блага. Эти вещи очень понятны для людей, которые ведут духовную жизнь.


Знаете, у меня тоже есть опыт. Я оканчивал ФИНЭК, в главке работал, потом путешествовал по Америке. Вернулся в Россию и ушел в Церковь. И мой опыт показывает, что все в жизни зависит от духовно-нравственного состояния людей. Даже экономика. До революции, например, достаточно было купеческого слова. А сегодня даже нотариально заверенный договор часто не соблюдается. То же и с невозможностью договориться в семье. А начинается все, в частности, с подросткового секса, когда дети развращаются и становятся неспособными строить семьи, потому что все больше и больше погружаются в стихию эгоизма.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»


Печать